мусульманское обозрение от блогеров, журналистов, аналитиков и учёных
Аллах создал нас уникальными по своей природе. Каждый из нас это лично...
На Святой земле сейчас самый разгар весны – небо чистое и голубое, на ...
По первому каналу показали иранский фильм «Развод Надера и Симин». Мно...

«И восстанет ислам!!» (Бунин и ислам)

Мусульманские заметки  /  Рубрики  /  Слово эксперту  /  «И восстанет ислам!!» (Бунин и ислам)
Заметка найдена на: http://www.idmedina.ru. Дата добавления: 28.01.2009.
Метки публикации: Литература, Бунин, культура


«И восстанет ислам!!» (Бунин и ислам). Слово экспертуФото с: http://pinterest.com

Творческое наследие классиков литературы можно уподобить многогранному кристаллу, а наше читательское восприятие – взгляду. И поскольку мы не можем сразу глядеть на все стороны, то выделяем то, что нам сейчас и ближе и понятнее. Потом, правда, забываем (или не догадываемся), что есть еще другие грани.

Вот так и с Иваном Алексеевичем Буниным (1870–1953), который прочно вошел в память современников сначала как прекрасный стилист, поэт любви и живописец всего «самого русского», а также непревзойденный переводчик «Песни о Гайавате» Лонгфелло, первооткрывателя «индейской темы» – за это он был награжден российской Пушкинской премией в 1903 году. Позднее его оценили распорядители всемирно известной Нобелевской премии в 1933 году как автора глубоко психологического портрета русского человека в романе «Жизнь Арсеньева». В советское время он был «запрещенным писателем», но во время оттепели Бунина стали выборочно печатать. Почему? Не только потому, что был он дворянин и эмигрант: боялись его антисоветской дневниковой книги «Окаянные дни», где дана картина российского революционного хаоса. А когда началась перестройка, именно она стала сенсацией. И при этом для большинства до сих пор остаются в тени или вовсе неведомы иные грани его наследия: цикл образцовых переводов из европейской поэзии, литературное открытие Цейлона и ... проникновение в поэтический строй Ислама.

Да, можно сказать, что он не был «первопроходцем» в загадочный для России «исламский Восток» – да, Бунин последовал туда вслед за автором «Подражаний Корану», за Пушкиным. Но все-таки он смог открыть много нового, о чем его великий предшественник и не смел мечтать. Во-первых, через сто лет после Пушкина на русский язык было переведено немало восточной поэзии и книг по истории. Во-вторых, отношение общества, особенно интеллигенции, к мусульманам смягчилось: европейцы боролись за утверждение принципов свободы совести, а Российская империя была вынуждена принять 17 апреля 1905 года (впервые в своей истории!) Закон о веротерпимости, в Петербурге была выстроена роскошная мечеть «а ля Самарканд».

Но главное – у Бунина со временем накопился собственный опыт проживания в исламском мире и живое общение с людьми, которые представляли разные национальные традиции исламской цивилизации. На карте его путешествий – Турция в 1903 году, Египет, Сирия, Палестина в 1906-ом, Алжир, Сахара и Тунис в 1910-ом. А скольких мусульман он встретил во время путешествия по Индийскому океану к Цейлону, а затем в горькие дни бегства от большевиков через Стамбул! Очевидно, ему открылись как светлые, так и теневые стороны – какой же след они оставили в его стихах?

Совершая многочисленные путешествия, Бунин утолял, как он сам говорил, страсть «неустанных скитаний и ненасытного восприятия». Он путешествовал не как ученый, не как исследователь. «Я обречен познать тоску всех стран и всех времен», – заявлял он, одновременно и жалуясь, и гордясь этим. Это чувства типичного европейца-романтика и человека, чуткого к надвигающимся трагедиям XX века. Этим он подобен Николаю Гумилеву – тоже беспокойному страннику и поэту экзотических далей.

Исламский мир в поэзии Бунина запечатлелся неоднозначно. С одной стороны, он увидел нединамичную, сонную цивилизацию, полную грез о былой творческой мощи. «Был победитель славен и богат, И затопил он шумною ордою Твои дворцы, твои сады, Царьград, И предался, как сытый лев, покою», – пишет он о тюрках, которые превратили Константинополь в Стамбул. «И прах веков упал на прах святынь, На славный город, ныне полудикий, И вой собак звучит тоской пустынь Под византийской ветхой базиликой. И пуст Сераль, и смолк его фонтан, И высохли столетние деревья... Стамбул. Стамбул! Последний мертвый стан Последнего великого кочевья!» Иначе говоря, огромная энергия, толкнувшая тюркские племена из Южной Сибири, с Алтая до Средиземного моря, сила, породившая Османскую империю, уже иссякла. Подобную усталость цивилизации он наблюдал практически у всех народов, исповедовавших Ислам. И мы знаем, что это была горькая правда: к концу XIX столетия почти все исламские народы подпали под колониальный гнет европейцев, а некогда великая Османская держава закоснела в застое и подошла к краю гибели. Позднее, параллельно с большевистской революцией в России, свершилась и революция Ататюрка, разрушившего последнюю исламскую государственную систему. Предавшись, «как сытый лев, покою», мусульмане утратили наследие Халифата.

Стихотворение «Потомкам Пророка» обращено не только к его Саидам – «исторической семье прямых наследников», но и образно ко всем мусульманам того времени:

Немало царств, немало стран на свете.
Мы любим тростниковые ковры,
Мы ходим не в кофейни. А в мечети.
На солнечные тихие дворы.

Мы не купцы с базара. Мы не рады
Когда вступает пыльный караван
В святой Дамаск, в его сады, ограды:
Нам не нужны подачки англичан.

Мы терпим их. Но ни одежды белой,
Ни белых шлемов видеть не хотим.
Написано: чужому зла не делай,
Но и очей не подымай пред ним.

Скажи – привет, но помни: ты в зеленом.
Когда придут, гляди на кипарис,
Гляди в лазурь. Не будь хамелеоном,
Что на стене мелькает вверх и вниз.


Как горько и гордо звучали эти слова тогда и как они по-прежнему актуальны! «Нам не нужны подачки англичан...» – и в XXI веке мусульманские страны тяготятся гнетом западных «доброжелателей и просветителей».

Однако, если бы Бунин лишь зафиксировал давно всем европейцам известный образ «сонного униженного Востока», он не был оригинален и тем более не издал бы – первый и единственный в истории русской поэзии! – сборник «Ислам». Он долго копил впечатления, публиковал отдельные стихи, но лишь после принятия в 1905 году Закона о веротерпимости осмелился выпустить сборник со столь вызывающим (для того времени и русской литературной традиции) названием. Соратники-литераторы встретили его с изумлением, но в целом доброжелательно. Так, Александр Блок в рецензии на этот сборник писал, что истинное проникновение в знойную тайну Востока – в стихотворении «Зеленый стяг»:

Ты почиешь в ларце, в драгоценном ковчеге,
Ветхий деньми, Эски,
Ты, сзывавший на брань и святые набеги
Чрез моря и пески.

Ты уснул, но твой сон – золотые виденья.
Ты сквозь сорок шелков
Дышишь запахом роз и дыханием тленья –
Ароматом веков.

Ты покоишься в мире, о слава Востока!
Но сердца покорил
Ты навек. Не тебя ль над главою пророка
Воздвигал Гавриил?

И не ты ли царишь над Востоком доныне?
Развернися, восстань –
И восстанет Ислам.
Как самум в пустыни.
На священную брань.

Проклят тот, кто велений Корана не слышит.
Проклят тот, кто угас
Для молитвы и битв – кто для жизни не дышит,
Как бесплодный Геджас.
Ангел смерти сойдет в гробовые пещеры, –
Ангел смерти сквозь тьму
Вопрошает у мертвых их символы веры:
Что мы скажем ему?


Итак, в центре внимания Бунина – не тот ложный «покой» и не восточная экзотика, которые он видел своими глазами. Ему искренне нравилось погружаться мысленно в таинственный мир знаков и смыслов Священной Книги. Лучшие его «восточные стихи» – своего рода продолжение пушкинской попытки «подражания Корану». Важно, кстати, что он не посмел назвать эти стихи, как Пушкин: очевидно, понимая внелитературный источник происхождения Книги. Ведь подражать может поэт поэту, художник художнику. Но у Корана – Великий и Таинственный Автор, Творец мира. Пророк Мухаммад – вовсе не «автор», как казалось (и кажется сейчас) многим европейцам. Он – слушатель и передатчик Слов, пришедших к нему свыше. Бунин вряд ли исследовал эти филологические, а по сути богословские проблемы, но явно это чувствовал.

Одно из лучших стихотворений о Коране названо поэтом «Тайна»: центральный его образ – до сих пор не разгаданные и вызывающие многочисленные споры слова-иероглифы, которыми открываются 28 сур. Да, никто до сих пор не знает: то ли это отдельные буквы – шифры, то ли некие сочетания, смысл которых или утерян или сознательно скрыт. Именно эти таинственные слова стоят в эпиграфе:

ТАЙНА
Элиф, Лам, Мим
Коран, 29:1; 30:1, 31:1, 32:1


Он на клинок дохнул – и жало
Его сирийского кинжала
Померкло в дымке голубой:
Под дымкой ярче заблистали
Узоры золота и стали
Своей червонною резьбой.
«Во имя Бога и пророка,
Прочти, слуга небес и рока,
Свой бранный клич: скажи, каким
Девизом твой клинок украшен!»
И он сказал: «Девиз мой страшен.
Он тайна тайн: Элиф, Лам, Мим».
«Элиф, Лам, Мим? Но эти знаки
Темны, как путь в загробном мраке:
Сокрыл их тайну Мохаммед…»
«Молчи, молчи! – сказал он строго, –
Нет в мире бога, кроме Бога,
Сильнее тайны – силы нет».

Сказал, коснулся ятаганом
Чела под шелковым тюрбаном.
Окинул жаркий Атмейдан
Ленивым взглядом хищной птицы –
И тихо синие ресницы
Опять склонил на ятаган.


Очень важно, что в таких «коранических» стихах Бунин сознательно вместо слова «Аллах» использовал «Бог, Господь» – таким образом снимался внешний, национально-арабский колорит, а на первое место выходил смысл. Ведь даже сейчас для большинства русских людей «Аллах» – нечто чуждое, заграничное, иноверное, а слово «Бог» – родное, привычное и глубоко духовное. Снять с Ислама арабское покрывало – значит выявить его наднациональную сущность.

Вот, к примеру, песня «Нищий»: эпиграф из Корана, но образный строй – вполне русский, включая «ивовый плетень» и идиому «Божий день»:

Возноси хвалы при уходе звезд
Коран, 52:49

Все сады в росе, но теплы гнезда –
Сладок птичий лепет, полусон.
Возноси хвалы – уходят звезды,
За горами заалел Гермон.

А потом, счастливый, босоногий,
С чашкой сядь под ивовый плетень:
Мир идущим пыльною дорогой!
Славьте, братья, новый Божий день!


Исламские реалии здесь как бы спрятаны: и предутренняя молитва, и приветствие «Салям алейкум!» Единственно, что говорит о «привязке к местности» – название «Гермон», русифицированное Джебель аль Шейх (горный массив Большой Гермон, за которым в Сирии начинается рассвет и с вершин которого, по преданию, можно даже увидеть Мекку).

Спрятанным является и еще один, очень важный образ – подлинно мусульманское понимание природы Иисуса Христа в сонете «Источник звезды». Автор здесь не только использует кораническое имя Иисуса, звучащее по-арабски как «Иса», но называет его «святым, любимым Богом», по-арабски «вали» (а вовсе не «богочеловеком», как привыкли христиане вслед за апостолом Павлом и богословами ранней церкви):

Сирийский апокриф
В ночь рождения Исы,
Святого, любимого Богом,
От востока к закату
Звезда уводила волхвов.

В ночь рождения Исы
По горным тропам и дорогам
Шли волхвы караваном
На таинственный зов…


Очень личностно переживает Бунин и арабское предание о том, как облачко, следующее за караваном и спасающее его тенью, защищало юного Мухаммада, ученика торговцев, во время летнего перехода в Сирию: оно уподоблялось тени от крыльев ангелов. Так и стихотворение названо – «Белые крылья»:

В пустыне красной над пророком
Летел архангел Гавриил
И жгучий зной в пути далеком
Смягчал сияньем белых крыл.

И я в пути, и я в пустыне,
И я, не смея отдохнуть,
Как Магомет к святой Медине,
Держу к заветной цели путь.

Но зной не жжет – твоим приветом
Я и до ныне осенен:
Мир серебристым, нежным светом
Передо мною напоен.


Здесь лирический герой отождествляет себя с Пророком: «И я в пути, и я пустыне... Держу к заветной цели путь». Это сказано и о герое, и о Мухаммаде, и ... о каждом из нас, кто читает и сопереживает. Целеустремленность Пророка становится стрежнем и нашей жизни, точнее говоря – должна стать таковой. Но почему указан путь на Медину, а не на Мекку? Здесь явно говорится о «хиджре» – бегстве из враждебной Исламу торговой столице в город единомышленников, где будет создано братство единоверцев, семья верующих – умма. Это путь горький, полный испытаний, но – благословенный.

О том же песня «Магомет в изгнании» – о преодолении неизбежной слабости на пути к цели:

Духи над пустыней пролетали
В сумерки, над каменистым логом,
Скорбные слова его звучали,
Как источник, позабытый Богом

На песке, босой с раскрытой грудью,
Он сидел и говорил тоскуя:
«Предан я пустыне и безлюдью,
Отрешен от всех, кого люблю я!

И сказали Духи: «Недостойно
Быть пророку слабым и усталым».
И пророк печально и спокойно
Отвечал: «Я жаловался скалам».


Проникновенны стихотворения Бунина – вариации на темы конкретных сур Корана и носящие имена этих сур: «Ковсерь», или «Аль-Каусар», означает по-арабски «Обильный», вот как начинается сама эта сура: «Во имя Аллаха милостивого, милосердного!Поистине, Мы даровали тебе обильный! Помолись же Господу твоему и заколи! Ведь ненавистник твой – он куцый». А вот бунинское «Ковсерь»:

Мы дали тебе Ковсерь
Коран, 108:1

Здесь царство снов. На сотни верст безлюдны
Солончаков нагие берега.
На воды в них – небесно изумрудны,
И шелк песков белее, чем снега.

В шелках песков лишь сизые полыни
Растит Аллах для кочевых отар,
И небеса здесь несказанно сини,
И солнце в них – как адский огнь, Сакар.

И в знойный час, когда мираж зеркальный
Сольет весь мир в один великий сон.
В безбрежный блеск, за грань земли печальной.
В сады Джиннат уносит душу Он.

А там течет, там льется за туманом
Река всех рек, лазурная Ковсерь,
И всей земле, всем племенам и странам
Сулит покой. Терпи, молись и верь.
«Касура» – это райский источник, река. Ал-Джиннат – сад, сады рая. «Сакар» – одно из названий пламени в аду.


Еще одна знаменитая сура посвящена «Ночи Всемогущества» – «Аль-Кадр», так описанная в Коране: «Во имя Аллаха всемилостивого, всемилосердного! Поистине, Мы ниспослали его в ночь могущества! А что даст тебе знать, что такое ночь могущества? Ночь могущества лучше тысячи месяцев. Нисходят ангелы и дух в нее с дозволения Господа их для всяких повелений. Она – мир до восхода зари!» Бунин переложил музыку этих строк по-своему, причем, несколько необычно сделав ударение на последнем слоге:

НОЧЬ АЛЬ-КАДРА

В эту ночь ангелы сходят с неба
Коран, 97:4


Ночь Аль-Кадра. Сошлись, слились вершины,
И выше к небесам воздвиглись их чалмы.
Пел муэззин. Еще алеют льдины,
Но из теснин, с долин уж дышит холод тьмы.

Ночь Аль-Кадра. По темным горным склонам,
Еще спускаются, слоятся облака.
Пел муэззин. Перед Великим Троном
Уже течет, дымясь, Алмазная Река.

И Гавриил – неслышно и незримо –
Обходит спящий мир. Господь благослови
Незримый путь святого пилигрима
И дай земле Твоей ночь мира и любви!


И здесь вновь мы видим лирического героя – «святого пилигрима»: это открытый образ, в котором и автор, и каждый из читающих. Еще на одну деталь стоит обратить внимание: Бунин верно передает арабское звучание в слове «муэззин», в то время как большинство и тогда, и по сей день пишут почему-то жесткое «муэдзин».

Среди восточных стихов Бунина есть и подлинный гимн Корану, его таинственности и красоте, его предназначенности для избранных.

Стихотворение «Завеса» связано со словами, приведенными в суре «Аль-Бакара» (2:5,6): «Поистине, те, которые не уверовали, – все равно им, увещевал ты их или не увещевал, они не веруют. Наложил печать Аллах на сердца их и на слух, а на взорах их – завеса. Для них – великое наказание!»:

Так говорит Господь: «Когда, Мой раб любимый,
Читаешь ты Коран среди врагов моих,
Я разделяю вас завесою незримой.
Зане смешон врагам мой сладкозвучный стих».

И сокровенных чувств, и тайных мыслей много
От вас Я утаил. Никто моих путей,
Никто моей души не знает, кроме Бога:
Он Сам нас разделил завесою своей.
Поделитесь этой публикацией в соц.сетях!
Читайте также:


Перед бурей
На Святой земле сейчас самый разгар весны – небо чистое и голубое, на холмах цветет миндаль нежным бело-розовым цветом, в долинах алые анемоны сверкают в зеленой траве, а пустыню п...

Другую точку зрения Израиль ловит в прицел
Ничто так не характеризирует сущность израильской политики по отношению к Палестине, как ее же отношение к мнению других и к свободе слова. С первого же дня обострения конфликта Из...

Праздник с тревогой в сердцах
В Исламе только 2 праздника. Хоть отмечаются они по несколько дней, все равно это не много, если сравнивать с теми же новогодними или майскими праздниками. Однако даже их у нас не ...

Наблюдения над текущими процессами в российской мусульманской общ...
Всем россиянам, небезразличным к заявленному вопросу «РОССИЯ + УММА = нужны ли мы друг другу?», предлагаю почитать и обсудить цикл небольших заметок, своего рода политологических н...

В поисках спасительных традиций
Топовой темой на протяжении всего Рамадана были теракты в Казани и обсуждались они, прежде всего, в контексте угрозы вооруженного радикального подполья Поволжью и религиозного экст...

Тюрьма и вера
Солженицын писал: «Благословение тебе, тюрьма, ты сделала меня человеком!» - подразумевая, что благодаря тюрьме он «исправился наоборот» - перестал быть покорным Системе кроликом, ...

avatar





Автор публикации



Новые заметки


Чеченцы и евреи – братья навек
С каждым годом все крепче становится чеченско-израильская дружба. В Грозном на днях побывала делегация из Израиля. Власти республики вместе с гостями из еврейских общин России зало...

Мотивация от Аллаха
Аллах создал нас уникальными по своей природе. Каждый из нас это личность, индивид, человек, который стремится чего-то достичь в этой жизни, либо за счет других, либо заставляя себ...

Перед бурей
На Святой земле сейчас самый разгар весны – небо чистое и голубое, на холмах цветет миндаль нежным бело-розовым цветом, в долинах алые анемоны сверкают в зеленой траве, а пустыню п...

Борьба разума и эмоций: «Развод Надера и Симин»
По первому каналу показали иранский фильм «Развод Надера и Симин». Много твиттов на эту тему. Лично я не видела ни одного негативного отзыва — фильм всем очень понравился. Включая,...

Антихиджабная лихорадка
В последние месяцы по России прокатилось эхо «хиджабного скандала», до того гремевшего во Франции, в Бельгии, в Азербайджане, где, как известно, политический бал правят завзятые ис...

А ты заказал «Приору»?
В последнее время дагестанскую молодёжь буквально лихорадит от всевозможных финансовых пирамид. Причём объёмы и схемы пирамидных конструкций растут и усложняются с каждым годом

Выбор предопределён
«Поистине, первым, что создал Аллах, была письменная трость. Он сказал ей: “Пиши!” Она спросила: “Что писать?” Он сказал: “Пиши судьбу того, что было, и того, что произойдет во век...

Завещай мне
Написать на эту тему хотелось давно, но все как-то забывалось. А недавно я теребила в руках свои часы, и одна мысль не давала мне покоя... - Кому я их завещала?!....

Запрещать ли хиджабы в школах
В середине октября в поселке Кара-Тюбе Ставропольского края директор средней образовательной школы запретила трем школьницам появляться в стенах учебного заведения в мусульманском ...

«Израильтяне любят воевать с Газой потому, что это совершенно безопасно»
Наш колумнист считает, что евреи бомбят палестинцев из соображений экономии, а нападения согласовывают с электоральным календарем


Популярные метки



Популярные заметки

С проникновением ислама в Поволжье здесь стали распространяться мусульманская учёность, богатая арабо-мусульманская литература, Коран оказался неисчерпаемым кладезем тем и сюжетов ...
Мечеть как общественный институт есть для мусульманина своего рода компас, ориентир по жизни: в мечеть обращаются в горе и в радости, возле мечети всегда бурлит благотворительная и...
В начале 90-х годов на улицах Казани стали появляться девушки в мусульманских головных платках, правда, их было немного и воспринимались они как некая диковинка
Почему мое желание стать лучше так пугает окружающих? Почему я чувствую сегодня на себе всю соль сталинских репрессий?
Именно в рамках единого государства, новой империи - халифата - возможно решение проблем народов исламского мира
В среде мусульманских экспертов существуют разные взгляды на природу исламофобии в российском обществе: кто-то считает ее "западной заразой", импортированной в Россию во времена "г...
Московские взрывы обнажили некоторые социальные проблемы, которые не то, что являются новыми для российского общества, однако превратились в невнятный и вроде как неизбежный фон на...
Тяжело… Очень часто мы вздыхаем, ноем, причитаем и говорим себе, что нам невыносимо тяжело.. Так ли это на самом деле?
У нас считается как-то неприличным писать про евреев, и об их роли в судьбах нашей страны. Зато все кому не лень пишут о кавказцах и о проблемах, которые они, якобы, создают всему ...
Аллах создал нас уникальными по своей природе. Каждый из нас это личность, индивид, человек, который стремится чего-то достичь в этой жизни, либо за счет других, либо заставляя себ...

Выставлено на обсуждение
Именно в рамках единого государства, новой империи - халифата - возможно решение...
Хочу высказать мысль, которая в современной мусульманской общине России кому-то ...
Что происходит на родине гастарбайтеров.Город утопает в тени чинар. Аккуратные д...
Ситуация с запретом исламской литературы становится абсурдной. Недавно адыгейски...
© 2012-2017 мусульманское концептуальное обозрение от блогеров, журналистов, аналитиков и учёных
Создание и обслуживание сайта
Студия Ариф