Доступно об исламе и мусульманах
Время прочтения статьи
Текущий рейтинг статьи 4.0 4.0
Количество прочтений 2398
Дата добавления 2009-09-02

Теракт в Беслане и война, которая могла быть

Одной из первых и ключевых фраз президента Владимира Путина в связи с трагедией в Беслане было то, что преступник не имеет национальности. Будучи в Северной Осетии 4 сентября 2004 г. он предупредил, что всякого, кто будет пытаться столкнуть народы между собой, государство будет считать пособником террористов, преследовавших, по его словам, именно эту цель

Теракт в Беслане и война, которая могла быть. Ринат Абдулла Мухаметов

Одной из первых и ключевых фраз президента Владимира Путина в связи с трагедией в Беслане было то, что преступник не имеет национальности. Будучи в Северной Осетии 4 сентября 2004 г. он предупредил, что всякого, кто будет пытаться столкнуть народы между собой, государство будет считать пособником террористов, преследовавших, по его словам, именно эту цель.

«Одной из целей террористов было посеять межнациональную вражду и взорвать нам Северный Кавказ, - заявил Путин. - Все, кто будут поддаваться провокациям, будут рассматриваться нами, как пособники и соучастники террористов». «Прошу всех присутствующих исходить именно из этого», - добавил он, обращаясь к участникам высокого совещания в Беслане, которое прошло практически сразу за штурмом здания школы.

Сегодня мало кто вспоминает об этом, но практически весь сентябрь-октябрь 2004 года страна жила в тревожном ожидании новой войны. Опасность очередного вооруженного конфликта на Северном Кавказе, между осетинами и ингушами, и в правду, была достаточно реальной. К счастью, ситуация стала развиваться в другом русле, но проблема, которую, как считали в Кремле, попытались использовать террористы и те, кто за ними стоял, в целях взорвать регион и заставить Москву окончательно увязнуть на «южном фронте», остаются не решенными и через пять лет после бесланской трагедии.

Корни Беслана

При всем внимании к тому, что произошло в 2004 году, о самом Беслане практически ничего не известно ни у нас, ни за рубежом. А история города заслуживает того, чтобы напомнить ее основные вехи, в том числе в контексте одного из самых ужасных терактов современности.

Как ни странно, Беслан - это исторический мусульманский центр Северной Осетии. Город вырос из поселения, основанного в 1847 году представителем знатного и влиятельного осетинского рода Бесланом Тулатовым. В свое время Тулатовы, кстати, активно поддержали имама Шамиля, выступив проводниками его политики в своем регионе.

Фактически же своим появлением современный Беслан обязан политике царских властей, которые стремились удалить осетинские аулы подальше от Владикавказа с тем, чтобы заселить их считавшимися благонадежными казаками. В этих целях они настояли на переселении родового гнезда Тулатовых на то месте, где сегодня находится город Беслан.

В 1907 году была возведена новая каменная мечеть на том же месте, где с 1847 года стояла деревянная. Об этом событии сообщается в рапорте на имя временного губернатора Терской области: «Тулатовцы достойны похвалы. Мечеть их пришла в совершенную ветхость и поэтому таковая должна быть построена заново».

И хотя сегодня Беслане насчитывается 37 водочных заводов, работающих на потребителей не только в России, но и во многих других странах, надо признать, что значительная часть населения города – этнические мусульмане. В Беслане вырос нынешний муфтий Северной Осетии Али Евтеев, а председатель североосетинской общественной организации пострадавших от теракта «Голос Беслана» Эмма Тагаева-Бетрозова и другие не раз заявляли, что среди убитых в школе детей и взрослых были как христиане, так и мусульмане. Достаточно посмотреть на имена и фамилии пострадавших.

Во время трагедии в сентябре 2004 года погибло двое сыновей Тагаевой-Бетрозовой, 16,5 и 13,5 лет, а перед этим на их глазах террористами в спортзале был расстрелян их отец. «Вся моя семья: двое сыновей и их отец были мусульманами и погибли, ничем не запятнав чести и достоинства мусульманина», - подчеркивала председатель «Голоса Беслана». «После такого горя - это большая ошибка нагнетать противостояние одной веры другой. Не мусульмане убивали наших детей, но нелюди разных национальностей», - заявляла Э. Тагаева-Бетрозова.

Кстати, через несколько лет после трагедии группа матерей Беслана совершила хадж при содействии Совета муфтиев России.

В общем, вряд ли мог получиться конфликт по религиозной линии (мусульмане против христиан), о чем много писали и пишут до сих пор. Зато вот угроза сковырнуть не затягивающиеся раны осетино-ингушского противостояния 1992 года была вполне реальной.

Эхо осетино-ингушского конфликта

Осенью 1992 года на территории Пригородного района Республики Северная Осетия произошло вооруженное столкновение между жителями ингушской и осетинской национальностей. По данным Прокуратуры РФ за этот период с обеих сторон погибли 583 человека, ранены 939 человек, пропал без вести 261 человек, 1093 человека содержались в заложниках. По разным оценкам от 30 до 60 тысяч жителей ингушской национальности были вынуждены покинуть территорию исторического проживания в Пригородном районе РСО-А и г. Владикавказ. В большинстве своем они осели в соседней Ингушетии.

Истоки осетино-ингушского конфликта, как отмечается в докладе «Мемориала», стоит искать в сталинской национальной политике - послевоенной депортации ингушей и произвольном изменении административных границ в регионе. В 1924 году была создана Ингушская автономная область, включавшая в себя, помимо теперешней Ингушетии, близлежащие территории заселения ингушей - Пригородный район и правобережную часть Владикавказа. В 1934 году Ингушская и Чеченская области были объединены в Чечено-Ингушскую автономную область, Владикавказ (Орджоникидзе) полностью отошел Северной Осетии, а Пригородный район вошел в состав ЧИАО, вскоре преобразованной в ЧИ АССР.

После депортации ингушей и чеченцев в 1944 году, Пригородный район был передан Северной Осетии. В 1957 году, когда репрессированным народам разрешили вернуться из ссылки, Чечено-Ингушетию восстановили, однако Пригородный район остался в составе Северной Осетии. Возвращение туда не поощрялось: Москва относилась с недоверием к репрессированным народам, а республиканские власти, боясь территориальных претензий, чинили препятствия в трудоустройстве и регистрации. В 1982 году Совмин СССР издал постановление (№183) «Об ограничении прописки граждан в Пригородном районе Северо-Осетинской АССР». Это постановление применялось фактически только в отношении ингушей.

Тем не менее, ингуши возвращались, выкупали свои дворы у осетин, жили нелегально или строились и прописывались за взятки. Многие жили, учились и работали во Владикавказе.

В начале 90-х на фоне общей социальной напряженности в регионе, в условиях свободного доступа к оружию и отсутствия эффективных механизмов регулирования противоречий нарастающая конфронтация привела к вооруженному столкновению. В конфликт вмешались федеральные войска, что привело к еще большим потерям среди ингушей и массовому исходу ингушского населения из Пригородного района.

Эти люди и их потомки до сих пор в основной своей массе не могут вернуться в родные дома. Уже выросло целое поколение тех, кто живет идеей возращения и мести.

У осетин своя версия и аргументы того, почему Пригородный район должен принадлежать им. В контексте Беслана нет смысла вдаваться в подробности этого давнего этнического противостояния. Главное то, что глубина раны огромна. Ингуши считают, что реабилитация их народа, серьезно пострадавшего в результате сталинской высылки, не доведена до конца по сей день. Более того, уже в ельцинское время они вновь подверглись дискриминации и понесли массовые жертвы.

Все это в любой момент может о себе дать знать. Видимо, на данный факт и рассчитывали режиссеры сентябрьского теракта 2004 года, полагая поднять ингушей на войну под флагом ответа за 1992 год.

В народе тогда бытовала версия, что в бесланской школе № 1, той самой, в которой произошел теракт, в 1992 году была оборудована тюрьма для ингушей, говорили, что там совершались массовые казни. Так это или нет, в данной случае не столь важно – важно то, что такие слухи демонстрируют накал страстей тех дней.

Первое время после теракта, действительно, возникало ощущение, что схема нового ингушско-осетинского конфликта работает. Именно выходцев из соседней республики, с которой у Владикавказа давняя история противоречий, массовое сознание РСО было склонно обвинять в случившемся. В тех условиях это было естественно и прогнозируемо. Все «черные» 40 дней после трагедии многие осетины, действительно, держали в голове идею мести ингушам за Беслан. Сразу как они истекли, были отмечены осетино-ингушские стычки.

Однако, к счастью, два народа не столкнулись. «Мудрость двух древних народов Кавказа, осетин и ингушей, оказалась намного выше. Тем более, что трагическая страница, когда их столкнули лбами, в новейшей истории уже пройдена. Поэтому сегодня, наученные этим опытом, они не допустили повторения бойни», - отмечает представитель Координционного центра мусульман Северного Кавказа в Москве Шафиг Пшихачев. Над предотвращением конфликта совместно работали советы старейшин осетин и ингушей, религиозные деятели как мусульман, так и православных.

По большому счету, нам всем крупно повезло

Пять лет прошло со дня захвата школы в Беслане – городке, ставшим известным на весь мир. Однако проблемы, которые в 2004 году могли обернуться России гораздо более масштабной кровавой бойней, все еще ждут своего решения.

Путин был прав, когда говорил, что раны 1992 года способны «взорвать Северный Кавказ». Осетино-ингушский фронт похоронил бы только-только начавшийся процесс стабилизации в Чечне, перекинулся бы на и без того крайне неспокойный Дагестан и отозвался бы в Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкессии. Такой вал проблем военного характера грозил тем, что Москва могла просто надорваться.

Кавказовед Ахмет Ярлыкапов в этой связи вполне резонно добавляет, что «изолировать происходящее на Кавказе от остальной страны вообще невозможно». Иными словами, новая война, которая грозила последовать за Бесланом, больно ударила бы по всему государству.

Это было очевидно пять лет назад, и Кремль жестко пресек любые спекуляции вокруг темы межнациональных противоречий. России, нам всем, по большому счету, тогда крупно повезло: война стояла почти уже у порога, а для ее предотвращения реальных рычагов была крайне мало.

Но почва для любых новых провокаций, как и в сентябрьские дни 2004 года, остается все так же хорошо вспаханной. Более того, нерешенность проблем ингушских беженцев сегодня стимулирует уже другую проблему. Рост радикализма в Ингушетии во вторую половину 2000-х не в последнюю очередь является следствием событий 1944 года и начала 90-х прошлого века.

Использованные источники: http://russ.ru
Комментариев: 1
Оцените эту публикацию
avtor_rinat_muhametov Основной автор
Ринат Абдулла Мухаметов
Текущий рейтинг: 4.0. Голосов: 1
Связанные статьи

Отзывы и комментарии к статье

avatar
1 • 12:21, 2012-04-20
Тогда действительно была очень напряженная обстановка, и могла вспыхнуть война, но чудом все решилось. Хотелось бы верить в то, что такого больше не возникнет.
avatar
© 2010-2018 MuslimBlogs.Ru
Блогеры, журналисты, аналитики, учёные
Об обработке персональных данных
и политике конфиденциальности
MuslimBlogs
Сайт входит в российскую сеть мусульманских сайтов Muslimnet
Этот замечательный сайт
сделан в студии Ариф.